Стихи о жизни - грустные стихи. Поэзия
Трофимова
Поэзия жизни
Новые стихи   Главная страница Стихи прошлых лет Авторская песня

Стихи друзей - стихи о жизни, о любви и о судьбе

     Стихи Зои Трофимовой       Стихи Геннадия Платонова  

 

 

Философская поэзия Геннадия Платонова

      Противоречие, между неукротимой жизненной силой и эмоциональной усталостью, по-видимому, основная особенность поэзии  ГЕННАДИЯ  СЕМЁНОВИЧА  ПЛАТОНОВА. Однако, видимое противоречие - только крайнее выражение той контрастности, которая определяла всю его судьбу. Так, с одной стороны – весомое имя в мире бокса – чемпион Союза, неоднократный призёр Европы и Мира. И вместе с тем – музыкант, пианист, Вице Президент  джаз-клуба «Квадрат». Ответственный руководитель «Оборонки», с другой стороны был неутомимый авантюрист, бродяга и мой друг. А ещё Поэт, чьи стихи имею честь Вам здесь представить.

Стрелков Андрей      


Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

 

Дремлется…

                      В комнате сумерки… 

                                                                Час

Неизвестно какой. Без примет наружных.

Место действия – старость.

                                                         Вызвать врача

Или взять газету, - но что-то нужно

Из того, что совсем не нужно…

                                                             Рука,

Устремляясь к трубке, медлит.

                                                         И пальцы,

Складываясь в подобие кулака,

Отнимают у жеста энергию.

                                                         Кальцекс,

Аспирин, и от сердца… Правее, едва блестя

Позолотой названья, роман,

                                                где король – католик

На ножах с кардиналом.

                                       Сколько-то лет спустя…

Сумрак сводит слова.

                                               И какая разница сколько…

Старость, видимо, это и есть – «спустя».

Мало действия,

                                да и сюжет пошловатый, -

Превращает в натужливый подвиг любой пустяк,

Забивает герою голову ватой,

Вместо разума, оставляя ему

Поведенческих паттернов жалкий список.

Словом, книга плохая, и ко всему

Прочему, -

                     дремлется, но не спится!

 

Гибкий прежде костяк одевается в соль

И сосуды – в известь.

                               Будто бы пылью

Сеет нам в глаза, и буквально всё

Полнится паутиной бессилья.

 

Дремлется…

                     Начинается дождь.

Занимается смерть,

                                    как рассвет знобящий.

Срок дожития, как чахоточник, безотраден и тощ.

Плешь на времени…

                                 мёртвый затон.

                                                              И всё чаще

Мысль о боли.

                       Всё явственней видим, как

Не три буквы привычных,

                           а целых три слова чертит

На стене, на известном пиру, роковая рука,

И с недавнего времени близость смерти

Всё на свете пронизывает насквозь;

Придаёт всему неприятный ракурс…

Жизнь уходит, -

                              и Х... с ней!...

                                                   Не больно-то и жилось…

Прирастание к ней равносильно браку.

 

Умирается

                          поначалу довольно легко.

От души отлетают былые нужды.

Старость действует как

                                         обезболивающий укол,

Превращая жизнь в сочетание чуждых

Обстоятельств,  событий…

                                              Внутри и вне

Одинаково, я бы сказал,

                                             херово

Для того, кто не сходится с жизнью в цене,

Пропадает смысл и того, и другого.

 

Да и что такое вообще «цена»,

Если нет ничего, чтоб ценить и холить?

Жизнь

              свободная от желаний,

                                                     невероятно длинна,

И тем более,

                        если она замещается болью.

 

Машинально функционируя, въяве спим,

Но исправно видим и сквозь дремоту,

Что сутулая очередь хмурых спин

Всё живее движется к тем воротам,

На которых впору сидеть сове

С оловянно – покойным, как вечность, взглядом.

Возраст Чехова и Баратынского.

                                                    Сумерки времени.

                                                                                  Две

Одинаковых цифры, сошедшихся рядом.

 

Дремлется…

                    Вспоминаются все,

Кто заглох на подъёме –

                                  жребия или таланта;

Кто в подпитии,

                           кто с одышкой,

                                                       а кто – облысев –

Сонный Дельвиг,

                        Мей траурный,

                                                 Мятлев галантный…

 

Стоп!... Опять привычный мышления сбой:

В этом вздохе по рано усопшим отметим одно лишь, -

Будто что-то высшее

                                 значат они собой,

Словно было бы что-то,

                                        живи они месяцем дольше…

Словно жизнь и в правду значением наделена,

И любое «вчера» уступает любому «завтра», -

Ибо смысл,

                           или Бог,

                                        или Логос – всегда вне нас

И не ближе солнца.

                                          А мы прилежные космонавты…

В каждом подлинном чувстве отыщется вера в то,

Что предметы больше себя,

                                              и, значит,

Остаётся только стремиться найти исток

Совершенства.

                            Возвысится, - и не иначе!

 

Продолжая, как сотни веков до нас,

Беспокоить полночь вспышками спичек,

Наполняем смыслом знакомые нам имена,

За дешёвым пустым лицом

                                           прозреваем Биче.

И, конечно, всё лучшее, созданное людьми,

Многозначно, как таинство!..

                                                     (Тут – восхищённые вздохи)…

…Но когда-то,

                             в один расчудесный миг,

Что венчают обычно конец прекрасной эпохи,

Надоедает

                      Тибет громоздить на Тибет.

Лабиринт наших помыслов лжив,

                                                 иллюзорен и хрупок…

И всё сущее в мире – равно самому себе:

Камень – камню.

                             Верёвка – верёвке.

                                                            И висельник – трупу.

Бесполезно словами о горнем толочь пустоту.

Всё равно до дна

                              не достанешь глазом.

Часть – не целое.

                                 Выше себя – не прыгнешь.

                                                                                И тут

Склеротический,

                               непомерно разросшийся разум

Натыкается на спасительный императив

Соразмерности…

                     Принцип эквивалентности.

                                                                Кратко

Поясняя,

                  подробности опустив,

Это принцип сведения к минимуму остатка

Или разности между давленьем извне

И ответной реакцией на…

                                         Никаких фантазий! –

Отклик равен воздействию!

                                              Или - сказать ровней –

Соблюденье баланса в канале обратной связи.

 

Но дежурство иронии

                              не даёт

Осчастливиться найденным…

                                                Сокрушённо

Вспоминаем, что этот простой расчёт

Подпадает под

                            третий закон Ньютона…

Или, делая от механики шаг

Круто в сторону популярнейших лекций

О живом –

                  узнаём, что душа – уже не душа,

Но слепой механизм безусловных рефлексов.

 

Вот и вся соразмерность…

                                                   И все дела…

Высший смысл и чувства отвергнув ради

Совершенства БЕССТРАСТНОСТИ,

                                                                мысль пришла

К рефлекторной гармонии ранних стадий

Эволюции…

                      Что-то обидное.

                                                      Так свести

К примитивным началам всё светлое,

                                                                   всё земное,

Всё, что любим,

                            то есть, за что мы должны платить, -

Да ещё другой раз, -

                            «любою ценою»!..

 

Что такое агония?

                                  Поочерёдное сокращение мышц –

Антагонистов.

                            Чередование встречных усилий.

Бесполезность.

                      Бессмысленность.

                                                    Хаос.

                                                             Туфта.

                                                                         Кишмиш.

Нулевой результат при затрате энергии…

                                                                         Или

Что верней, - истребленье энергии…

                                                                 Здесь

Углядим параллель в озарении жутком:

Спор концепций осмысленности и соразмерности есть

Лишь предсмертная

                                    судорога рассудка!

 

Неотвязно крутясь, календарное колесо

Лучше всяких кислот разъедает память.

Укорачивается дыханье. Тончает сон.

И усталость накапливается утрами.

 

Не сказать, чтоб совсем стало нечем жить, -

Но всё явственней видится,

                                                   что болит в нас:

На нейроны и синапсы нам продолжает давить

Обязательность жизни,

                                            её неотвязность,

                                                                           слитность.

 

Можно выбросить вещи. Прогнать, шутя,

Всех любовниц, -

                                 «твори, выдумывай, пробуй»!

Но однажды родившееся дитя,

Утомясь воспитаньем,

                                     не вставишь назад в утробу.

 

Эта неустраняемость  - злейшему рабству сродни…

Не хватает власти выбрасывать

                                                       слитности звенья;

Пропускать ненужное;

                                     Перематывать вправо дни;

Выбирать из жизни

                                 по личному усмотренью!

 

(Мимоходом заметим, что в сих мечтах

Помним свойства нульмерных множеств (проверьте!))

Выключаться из жизни,

                                   но с правом возврата…

                                                                         Ведь только так

Теоретически и достижимо БЕССМЕРТИЕ.

 

Да, увы, бессмертье

                          не больше времени.

                                                              Но

Допустив, что оно состоит из любимых

Нами перлов,

                       получим большее – что оно

С временем просто несоизмеримо.

 

Завершая анализ,

                            легко подведём итог:

Если вычеркнуть жизнь,

                                           останется прав рассудок.

«Подымите мне веки!

                                        Не вижу»,

                                                          что

Унести с собой на память отсюда…

 

 

Словно по пьяному делу сбившись и проплутав

Невесть в каком лесу,

                                      еле живой, без шапки,

Выбрался на опушку,

                                   и не узнать места –

В темень таращишься,

                                 каждым суставом зябкий…

Сзади лес.

               Впереди – снеговая стлань.

Наверху – ни луны, ни звезды.

                                               И птички

По ночам не поют.

                                    И куда ни глянь

Не доносится грохота электрички.

                          ***

             Вверх

Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

      

Всё возвратится на круги своя –

Не надо пить, безумствовать, бороться.

Вновь оживут блаженства бытия –

Пройдёт гастрит. Любовница вернётся…

 

Вновь ласточка сшивает облака.

Горит закат, как в юношестве, алый…

Вот только мысль, бесформенная, как

Осколок сна, - что время-то, пожалуй…

 

И чем необъяснимей, тем сильней,

Тем всё острей припадки ностальгии –

Что хочешь: сокрушайся, сатаней, -

Но всё не так.

                        И мы – совсем другие.

 

Над всякой целью трепетавший флаг

Сменяется косматой прядью дыма:

Лишь самые ненужные дела

В буквальном смысле – суть необходимы.

 

Всё попадает на свои места.

Бежит от возвышающей неволи:

Вот женщина – не сказка, не мечта,

Но тварь живородящая. Всего лишь!

 

Вот комната – не камера чудес,

Вместилище живительных глаголов,

Но свалка книг,

                           с картинками и без,

Грозящие упасть навесы полок…

 

И музыка – души высокий взлёт,

Прапамяти таинственное пенье –

В сетях естествознанья предстаёт

Воздушных волн бессмысленным биеньем.

 

Как будто в тёмном возимся углу!

В удушливых тенётах недостатка

Дыхания…

                       Не разогнуться…

                                                       Слух

Загажен безъязычьем.

                                     И клетчатку

В стакане мёда распознает вкус –

Пуд горечи…И лень продолжить род свой…

Лицо стекает вниз, к воротнику,

С обвисшей грудью открывая сходство.

 

И горечью нагруженные дни

Улыбку выгибают, как рессору, -

Вверх выпуклостью, уголками вниз –

Гримасой равнодушия.

                                         И впору

Промежность, разделяющую нос

И подбородок, в паутине мятой

Морщин, лицо усеявших вразброс,

Задёрнуть щетиною седоватой.

 

Грядущего – как не было!

                                          Плевком

Ссыхается рассудок, полон злости…

Убитый сокол падает комком.

Но отстаёт в кружении

                                                    охвостье.

   ***

            

Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

            

Давно уже ничто не веселит.

Тем паче, надоевший, как простуда,

Любезных соотечественниц вид –

Издёрганных,

                           бескровных,

                                               плоскогрудых.

 

Безмолвствует небесная труба.

Но – под сурдинку, в некотором роде, -

Фортуна, а по-нашему, - судьба,

Как ветреница юная уходит

 

С девической решительностью, нас

При пиковом бросая интересе…

Лови руками ветер!

                                 Всё сполна!

Всё прожито…

                           И мама не воскреснет…

 

Мир жалок без иллюзий и прикрас.

Но, как ответ на горькое «не надо»,

С нездешней тетивы пронзают нас

Все пинакли и шпили Петрограда.

 

И в сердце, как в зияющий провал,

Как с тетивы немыслимого лука,

Вбегает вздрагивающий канал –

Екатерининский,

                           Обводный,

                                           Крюков…

 

Вбегает, душу уводя туда,

Где всё не так,

                     где жизнь совсем другая.

Куда неукротимая вода

Толчками бликов мягко убегает…

 

Куда ж мы без души теперь?

                                                   Пора

Принять у-душье

                            на закате Века…

Что в результате?-

                                 Пепел.

                                          Дым костра.

Тень памяти.

                        Остаток человека.

                         ***

            

Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

 

Всё голову мне морочит

Давно забытый романс.

Не спится. Белые ночи.

Прогулочный полутранс.

 

Опять – наяву, во сне ли –

Затеплился воск реки,

И с окон позеленели

Высокие особняки. 

 

Торопится поздний транспорт

(Не рухнуть бы с высоты) –

По очереди пространство

В железо берут мосты.

 

Над перистыми облаками

Блистательный цокот подков.

Тритон исчезает в канале –

Ни всплеска, ни тихих кругов.

                           ***

            

Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

 

Крепко любят тех,  кого видят редко.

Соловью и то золотая клетка

Запирает голос, и как бы метко

Ни орлил зрачок, возвращает сетка

На сетчатку не цель, а клише из точек.

За оригинал вещает подстрочник.

Жизнь по-прежнему длится, но как бы заочно.

За пределами, то есть, зренья и слуха.

Уж на что, казалось, ласкала ухо

Торопливая речь в телефонной трубке!

Постоянство сожительства – вроде губки –

Отбирает у губ ( и пространства) влагу.

А сухим казниться – какое благо…

Крепко любят тех, а совсем не этих…

И ушедших – вдвойне,

                                   потому что нет их…

Дольше всех в сознании держится голос.

Остальное, по сути, будучи голым,

Исчезает из памяти как-то разом…

И дрожит ночник ухмылчивым глазом

Над поставленным впрок к изголовью

                                                              тазом.

                          ***

                 

Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

 

Айно-БулакЕгенды-Булак

Злобно – бессмысленный лай собак

На вверху леденеющую подкову

Вкупе с переполнением мочевого

Пузыря – продолжению сна мешают…

Выползаешь наружу разглядывать, как Большая

Медведица, перевернуться спеша,

Упирается в горку ручкой ковша.

Постояв на прохладе, как новоявленный столпник

Возвращаешься, дело своё исполнив.

Поднимается ветер. Палатку шатает.

                                                               Мыши

В бесноватом азарте стремятся на стол

                                                                 и выше,

Где на сейфе, украшенном мордочкой

                                                       Габи Зайферт,

Холодеет стакан,

                             как печаль о вчерашнем кайфе.

С головой уходишь в мешок,

                                          как в ракушку – слизень.

Крепкий утренний сон –

                                   цель и лучшее время жизни.

Кульминация жизни

                                           в её наилучшем виде…

Кабы вовсе не просыпаться…

                                  Да нет! – ничего не выйдет

                      ***

                 

Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

 

Гони!

                 Го-ни его!!

                                          Го-о-ни-и!!!

Накиньте сети!

Лови же! Боже!

                                 Подмогни!

Ату! И – в плети!

Ломи хребтину-то!

                                  Ло-ми!!

Ло-о-ми-и же!!!

                            Ми-и-лай!

Раззява!

                   Чёрт тебя возьми!

Суй палку в рыло!

Врёшь – не уйдёшь!

                                     Петлёй дави!

Одно – завалим!

Клекочешь горлом?!

                              Пасть в крови?!

Ишшо подпалим!

Слышь, паря,

                        суку отгони.

Как воет, ми-и-лай!

Что плачет…

                      Боже! Сохрани

Нас. И помилуй...

                 ***

                 

Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

 

Алло!

              …Володя? Нет, не он?

…Кто? Всё равно.

                        …Не в этом дело.

… передаёт тебе поклон…

Узнала?

                …Да уж! Пролетело.

Ну как живёшь?

                         …Я? Ничего.

А замуж вышла?

                           …нет. А что же?

…И нет достойных никого?

…И я с тех пор не стал моложе.

…Да не берут!

                    …а самому…

…Лень суетиться?

                            Вот мне тоже.

И как-то проще одному.

…Не встретил на тебя похожей.

…Зачем звоню?

                       Да просто так.

…Ты неправа…

                        …Не будем спорить…

Ну просто я такой чудак.

…В твоих слезах  что мне за корысть?

…НУ-ну! не надо мелодрам!

От слёз уж трубка запотела.

Рекой текут по проводам…

…Но ты ж сама того хотела!

…Я не кричу.

                       …Ну видно, есть.

…А смысл-то в чём?

                            Не вижу сути.

…Мне тоже всех обид не счесть.

…Спокойней!

                         Взрослые же люди.

…Я сбил тебя с привычной жизни?

Прости, коль так.

                            Я б не звонил.

…Но ты сказала с укоризной.

…Я про Володю не забыл.

А кто он?

                 Мальчик для битья?

Паяц?

          затейник?

                           паж?

                                 иль рыцарь?

Герой – любовник по статьям?

Грошей, от молодости, мытарь?

…Я не резвлюсь.

                     …И ты пойми.

…К чему мне эти оправданья?

Чужими стали ведь людьми…

…Что тебе проку в ожиданьи?

…Так откровенно?

                                   Ну, изволь.

Своё тогда мы проглядели.

…Любая заживает боль.

…Зачем?

                       Ведь дело не в постели.

…Конкретно?

                   Что ж, осталось.

                                                       Да.

…Прощенье, думаешь, отмычка?

…Сначала?

                     Нонсенс!

                                          Никогда!

И поздно мне менять привычки.

…Да что обиды?

                                    Я простил.

…Измена?

                            Это не влияет…

Тепла-то нету!

                                    Я остыл.

…Любовь?

                 А что она меняет!

Всю жизнь ты ловишь журавлей.

Бежишь с раскрытыми руками…

Не понимаешь, что верней

Не расставаться с воробьями.

…Ты что-то где-то всё искала.

…Нет.

                Я смотрел на всё серьёзней.

…Ну как теперь начать с начала?

Мы опоздали…

                         Слишком поздно!

Прощай!

               …Не надо.

                                  …Не грусти.

Пройдёт…

                    Авось счастливой будешь!

Я верю и хочу.

                       …Прости.

…Всё в свой черёд.

                             … а вдруг полюбишь?

…Довольно милая!

                                   Не надо!

Мы сами выбрали свой путь…

Ну, всё!

                 …Совсем с тобой нет сладу!

Не плачь же, говорю!

                                            …Ну, будь!

                  ***

            

Геннадий Платонов

             Стихи – 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9.

 

 

Любишь? За что? Ну откуда же знаешь!

Легше душе, когда пьёшь по уму.

Тряпки сносились? - На пьянь настреляешь;

 Хоть на троих… Но лепшей – одному!

 

Кто-то талдычит:  « Ума, мол, палата,

Да двери стаканом расхристанны впрочь

Жаль  их! Пусть судят! О чём горевать-то?

Страсть ведь свята; Как её превозмочь?

 

Мерно, в три всхвата  вливается в горло –

Это тебе не стишата кропать –

Горняя благость крыла распростёрла

Прямо в желудке! Едри в душу мать!

 

Ars longa, vita brevis.

                  ***

Вверх

 

     Стихи Зои Трофимовой       Стихи Геннадия Платонова  

Новые стихи   Главная страница Стихи прошлых лет Авторская песня

 

Rambler's Top100   Рейтинг@Mail.ru